От августа 1991-го к августу 2020-го — у ГКЧП не было своего Лукашенко

Фотография:
От августа 1991-го к августу 2020-го — у ГКЧП не было своего Лукашенко
Белорусским событиям находят множество объяснений: виноват Лукашенко, Запад, даже Россия. Но главная причина происходящего проста и трагична: 29 лет назад в Москве погиб Советский Союз. Все дальнейшие события — лишь последствия, с которыми мы пытаемся справиться. Но кто это — мы? Когда советское руководство в августе 1991 года попыталось остановить развал страны (оформленный под ее преобразование в конфедерацию) — к которому привел своей близорукой и бездарной политикой <a href=«ria.ru/person_Mikhail_Gorbachev/» target="_blank" data-auto=«true»>Михаил Горбачев</a> — было уже почти поздно. <a href=«ria.ru/organization_Gosudarstvennyjj_komitet_po_chrezvychajjnomu_polozheniju_SSSR/» target="_blank" data-auto=«true»>ГКЧП</a> не был ни «коричневым путчем красных», ни заговором — это была отчаянная попытка спасти страну, за сохранение которой проголосовало большинство населения (хотя и референдум тогда уже прошел не во всех республиках). Попытка благодаря двурушничеству все того же Горбачева и отсутствию лидера (не было человека масштаба Лукашенко середины 1990-х, а, с другой стороны, был свой боец-харизматик, то есть <a href=«ria.ru/person_Boris_Elcin/» target="_blank" data-auto=«true»>Ельцин</a>) оказалась не просто неудачной — она еще и ускорила крах государства. <a href=«ria.ru/location_SSSR/» target="_blank" data-auto=«true»>СССР</a> был смертельно ранен 21 августа — и после долгой агонии умер в декабре после подписания Беловежских соглашений о его роспуске.<a href=«ria.ru/person_Aleksandr_Lukashenko/» target="_blank" data-auto=«true»>Александр Лукашенко</a> не просто глава одной из бывших союзных республик — это человек, все годы своего президентства отстаивавший необходимость союза с Россией. Союзное государство долгие годы было единственным, что осталось сейчас от СССР, уже потом появился Евразийский союз, который пока лишь строится. Да, оно ближе к конфедерации, чем к федерации, да, внутри него всегда шли споры, но белорусы и Лукашенко никогда не отрекались от нашего общего прошлого и нашей общей судьбы. Это дорогого стоит — на той же Украине элиты и Запад сделали все для того, чтобы развернуть «страну» от России. При этом при всей разнице ситуации на Украине и в <a href=«ria.ru/location_Belarus/» target="_blank" data-auto=«true»>Белоруссии</a> наши цели в отношении них ничем не отличаются — воссоединение трех частей русского народа в одном государстве. Это утопия, глупый реваншизм, напрасные мечтания? Нет, это единственно возможный взгляд русского человека. Если мы отрекаемся от своей истории, от своих предков, тогда, конечно, нужно смириться с независимостью западнорусских земель. Но тогда нужно быть готовыми к тому, что в среднесрочной исторической перспективе (50-100 лет) на месте Российской Федерации будут десять-двадцать самостоятельных государств. Причем независимыми станут не только республики Кавказа или Поволжье, в которых русские находятся в меньшинстве, но и огромные населенные русскими регионы: Дальний Восток, Сибирь, Урал. Фантастика, ложная тревога? Но если сами великороссы согласятся считать малороссов и белорусов отдельными народами, если отрекутся от русской цивилизации — что удержит огромную страну-цивилизацию? У нас есть два великих соседа — германцы на западе и китайцы на востоке. Несмотря на разные исторические пути и возраст, оба этих народа имеют огромную центростремительную силу. Единая Германия возникла всего полтора века назад? Да, но лишь потому, что до этого германцы много столетий жили в Европе в рамках Священной Римской империи германской нации. При <a href=«ria.ru/person_Adolf_Gitler/» target="_blank" data-auto=«true»>Гитлере</a> <a href=«ria.ru/location_Germany/» target="_blank" data-auto=«true»>Германия</a> силой объединила не просто всех немцев, но и родственные германские народы. И даже раздел Германии в 1945-м не положил конец немецкому единству — уже менее чем через полвека Германия снова была едина, а потом и перехватила инициативу в строительстве единой Европы: в рамках которой немцы, как главный европейский народ, снова будут диктовать свои правила.Китай за свою многотысячелетнюю историю несколько раз распадался и собирался, был завоеван и переваривал завоевателей — ханьцы не только ассимилировали множество народов, но и сохранили свою цивилизацию и государство. При этом различий внутри китайского этноса более чем достаточно — и они будут посерьезней различий между русскими и украинцами. Хватает различий и в немецком народе, но саксонцы и баварцы понимают свою принадлежность к германской цивилизации.И только русским предлагают поиграть в «национальное» самоопределение: раздробиться на 50 частей. И это притом, что русские, собирая свое государство, всегда оставляли малым народам их уклад и землю, да и в целом одним из главных качеств русской цивилизации является ее «цветущая сложность»: огромное разнообразие даже внутри великороссов.Удар 1991 года не был смертельным — как бы этого ни хотелось нашим недругам. Умер СССР, бывший лишь одной из форм жизни и исторического пути русской цивилизации (в чем-то очень удачной, в чем-то — наоборот). <a href=«ria.ru/location_rossiyskaya-federatsiya/» target="_blank" data-auto=«true»>Российская Федерация</a> не просто его правопреемник — она в ответе не только за весь русский мир, за всех русских, но и за сохранение и развитие русской цивилизации как таковой. Какими бы ни были наши сегодняшние внутренние трудности и проблемы, как бы нам ни объясняли, что наш поезд ушел («время империй прошло» — как будто Россия была британской или французской колониальной империей, а не стояла в одном ряду с Китаем и Германией), мы просто не имеем права впадать в уныние или смиряться с нынешней «картой мира». Россия не раз возрождалась — из развала и разорения, вызванных как внешней интервенцией, так и внутренними смутами. Потому что главной движущей силой русской истории всегда был народ, который можно запутать, сбить с толку, обмануть, он может увлечься какой-нибудь химерой, но который всегда возвращается на свой путь, на свою дорогу, к своему укладу и своим идеалам. Белорусский кризис напомнил нам о развале страны, но он показал и то, что мы давно уже не отступаем, а постепенно переходим к собиранию земель. Рубежом стал Крым, но даже не само возвращение полуострова, а попытка Запада оторвать Украину от России. Февраль 2014 года стал самым серьезным из всех последствий развала СССР — в этот момент Запад решил перевести юридическую — и вполне поправимую — независимость Украины от России в геополитическую, то есть сделать ее исторически необратимой. Причем сделал это в ответ на отказ Киева подписать евроинтеграцию и размышления о присоединении к Евразийскому союзу — то есть тогда, когда Россия перешла к активной фазе борьбы за Украину. Февральский переворот в Киеве был актом прямой геополитической агрессии Запада, вторжением не просто в сферу геополитических интересов России, а в саму историческую Россию. Что привело не просто к открытой конфронтации Москвы и Запада, но и усилило кризис и разногласия в западном мире, и так вступавшем в период раздрая.Но если борьба за Украину продолжается (и решится в пользу русского единства — вопрос только во времени), то в отношении Белоруссии Запад уже занимает гораздо менее агрессивную позицию. Потому что понимает, что шансов оторвать белорусский кусок просто нет, каковы бы ни были внутренние причины кризиса в Белоруссии, как бы ни пытались разыграть технологии «цветных революций», Россия не позволит изменить геополитическую и историческую принадлежность этой части Союзного государства. Да и сам Лукашенко не будет играть в предлагаемые ему с Запада игры — его отказ от разговора с <a href=«ria.ru/person_Angela_Merkel/» target="_blank" data-auto=«true»>Меркель</a> говорит сам за себя.Европейские лидеры (за исключением, пожалуй, поляков) все это понимают, поэтому не будет ни признания Тихановской «законным президентом» Белоруссии, ни навязчивых попыток уговорить <a href=«ria.ru/person_Vladimir_Putin/» target="_blank" data-auto=«true»>Путина</a> надавить на Лукашенко. Европа боится, что все это приведет к прямо противоположному результату, то есть к поглощению Россией Белоруссии. Но Россия не собирается и не будет силовым путем вмешиваться, нам достаточно убедиться в том, что Запад понимает, что белорусская ситуация не имеет к нему никакого отношения. Это наше внутреннее дело. И самое главное — очень важно, чтобы и в России, и в Белоруссии абсолютное большинство понимало это именно так. Потому что именно от нашей собственной уверенности в своей правоте и своих силах и зависит будущее русской цивилизации.
08:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...