"Заткнись, все равно сдохнешь": схема "лечения" от звенигородского врача

Фотография:
МОСКВА, 3 дек — РИА Новости, Анжелика Панченко. Полиция, прокуратура и Минздрав Московской области проверяют жалобы на заведующего отделением «ковидной» больницы № 45 в Звенигороде Заура Цоколаева. Сорокадвухлетняя Ольга Спецова, страдающая онкологическим заболеванием, обвинила врача в том, что 20 ноября он избил ее до потери сознания в ординаторской, а затем угрозами заставил подписать бумагу об отсутствии претензий. Тридцатого ноября еще одна бывшая пациентка обратилась в УВД Звенигорода с заявлением о том, что Цоколаев оскорблял ее, отказывал в помощи и угрожал «выбросить в окно».«Здесь не курорт»Ольга Спецова сейчас находится в военном госпитале «Патриот», куда ее перевели после инцидента в 45-й больнице. Разговаривать ей тяжело: из-за перенесенного стресса состояние ухудшилось. По ее словам, от одного из ударов Цоколаева она частично потеряла слух. Когда мы дозвонились, Ольга ждала осмотра лора. «Мне сказали, если слух не восстановится за десять дней, понадобится операция. Не восстановился». На этом, извинившись и сославшись на плохое самочувствие, собеседница попрощалась.О том, что произошло две недели назад, РИА Новости рассказала близкая подруга Спецовой Юлия Фомичева. Ольга около пяти лет страдает онкологическим заболеванием. В середине ноября у нее поднялась температура, все симптомы указывали на коронавирус. Скорая долго не приезжала. Спецова переживала, знакомые «звонили во все инстанции, чтобы ее забрали в больницу».После госпитализации Ольга стала присылать Юлии сообщения. «Когда ее оформляли в кабинете Заура Цоколаева, она почувствовала себя плохо, попросилась присесть, — передает содержание СМС Фомичева. — Врач заявил, что здесь не курорт. Ольга упала в обморок. Очнулась от того, что ее поливают водой из бутылки».© Фото: из личного архива Ольги СпецовойОльга в госпитале© Фото: из личного архива Ольги СпецовойОльга в госпиталеУ Спецовой диагностировали 25-процентное поражение легких. В палате унижения продолжились. «Однажды заведующий пришел на осмотр, а она не могла говорить — тяжело дышала». В качестве иллюстрации Юлия делает выдох — протяжный, с сипением. «Он это услышал и говорит: „Вы стонете или поете? Сейчас я вам вмажу по губам, чтобы вы не пели“. И все в таком духе».«Избил до потери сознания, ухо не слышит»А 20 ноября (Спецова находилась в больнице уже около недели) в ответ на сообщение Юлии с вопросом «Как ты там?» пришла эсэмэска: «Не могу говорить, меня сейчас избил завотделения до потери сознания, ухо не слышит. Взял бумагу, что я сама напала. Жду перевода в другую больницу». «После ударов у Ольги отекло лицо, лоб. Я не поверила глазам. Она мне скинула фотографии и попросила сохранить. Пояснила: „Он у меня в ординаторской отбирал телефон, боюсь, что все постирает“. Я сохранила» (переписка есть в распоряжении РИА Новости).© Из личного архива Ольги СпецовойСкриншот сообщения из больницы© Из личного архива Ольги СпецовойСкриншот сообщения из больницыПозже Ольга рассказала Юлии, что доктор набросился на нее, когда она подошла выяснить, почему ей отменили процедуру ЭКГ. «Затащил в ординаторскую, бил по щекам до потери сознания, у нее барабанная перепонка разорвалась. Тут же взял подтверждение у присутствовавших там коллег, что это она на него набросилась. Выпустил Ольгу, только когда подписала заявление, что ничего не было и он ни в чем не виноват. Лишь при этом условии Цоколаев обещал перевести ее в другую клинику. Пока она не перевелась, мы ничего не могли сделать. В три часа дня за ней приехала машина, ее доставили в госпиталь „Патриот“, и мы начали активно действовать: обратились в полицию, в областной Минздрав, опубликовали посты о случившемся в соцсетях. Ну, понятно, потом магическим образом пропали все записи с камер в ординаторской».Фомичева утверждает: в интернете друзья Спецовой нашли «несколько подобных историй», связанных с тем же доктором. «Этот человек неадекватный, нужно проверить все его удостоверения и дипломы. Я сама из семьи врачей, послушала его и считаю: тот, кто учился на медика пять-шесть лет, не может так разговаривать». Но в 45-й больнице, отмечает собеседница, именно Ольгу «пытаются выставить сумасшедшей». Хотя, по мнению Юлии, Спецова — «одна из самых уравновешенных, спокойных, позитивных и женственных», мать троих детей. Фомичева описала, что переживает сейчас ее подруга: «Ей тяжело — с ней связываются адвокаты, другие пострадавшие. А у нее поднялась температура, затруднено дыхание — низкая сатурация, упадок сил. Для Ольги все это — невообразимая нервотрепка».© Фото: из личного архива Ольги СпецовойСелфи Ольги после посещения ординаторской© Фото: из личного архива Ольги СпецовойСелфи Ольги после посещения ординаторскойТакже Юлия сообщила, что полицию сразу после произошедшего в больницу не вызывали под предлогом, что это «красная зона». Но позже в палату, где лежала Спецова, приходил следователь. «Она просила его пока не опрашивать ее соседок, потому что они очень запуганы, а им еще лечиться. Но он заявил, что ему нужно вести дело. И конечно, другие пациенты сказали, что ничего не знают. Получить какие-то свидетельства можно только от тех, кто оттуда уже вышел», — подчеркивает Фомичева.Обещал выкинуть в окноЖительница Одинцовского района 55-летняя Марина (фамилию она попросила не указывать) лежала в отделении Цоколаева с 8 по 16 ноября с диагнозом COVID-19. Инвалид второй группы. «У меня сахарный диабет. Состояние было тяжелое. Я не знала, что мне колют, сильно поднялся сахар», — рассказывает она РИА Новости.Ей назначили лечение, которое Марина расценила как неверное, поскольку, по ее словам, оно «расходится с позицией ВОЗ: организация предписывает назначать его только тяжелобольным на ИВЛ». Пациентка сделала вывод: препарат, что ей кололи, привел к ухудшению состояния и повышению сахара в крови до 33 единиц. «Я подошла к Цоколаеву, попросила сделать укол инсулина в вену, потому что подкожные инъекции уже не помогали. И услышала от него: „Заткнись, иди в палату“. Отказал».Под капельницей пожаловалась, что ей совсем плохо. В ответ прозвучало: «Заткнись, все равно сдохнешь», «Могу продлить твою жизнь дня на два». По словам Марины, Цоколаев орал: «Я тебя вышвырну отсюда, выкину в окно». Женщина утверждает, что подобные выпады в адрес других пациентов «были слышны в отделении ежедневно». Кроме того, у нее сложилось впечатление, что персонал отделения очень боится заведующего.После выписки Марина сообщила о поведении врача в опросе. Через несколько дней Цоколаев позвонил на указанный ей телефон «с угрозами расправы», а также привлечения «к уголовной ответственности за клевету». Тогда она подала заявление в УВД Звенигорода и написала жалобу в Минздрав. «Может, там посчитают возможным лишить его сертификатов и аккредитаций, это их компетенция», — надеется Марина.Впрочем, в том, что заявление в полицию даст результат, она сомневается: «Попросила провести проверку, но я сама юрист и могу оценить перспективы». По словам Марины, с одной стороны, «потерпевших, очевидцев, свидетелей хамского поведения врача хватает» — отзывами завален интернет. С другой, люди видят, что врачу все сходит с рук. «Его уже увольняли за то, что спустил пациента с лестницы, и тем не менее он продолжает работать. Цоколаев сам об этом говорил в интервью», — пояснила собеседница.«Я спустил с лестницы пациента»В 2015 году Заур Цоколаев дал интервью ресурсу «Градус Осетии». Приводим выдержку из материала:

«Мне нравится быть врачом. Носить белый халат, сидеть в чистом кабинете и получать удовольствие от работы, которая заключается для меня в первую очередь в том, чтобы приносить людям добро. Но в последнее время я в этом очень сильно разочаровываюсь — люди какие-то злые стали, они не понимают добро, все основывается на товарно-денежных отношениях. Мне недавно одна пациентка сказала, что мы должны быть клиентоориентированными, потому что продаем медицинские услуги. Врачей уже считают за ничтожество».

Журналист спросила, а как у него самого «с разводом на деньги»? «Не буду кривить душой. Да, мы иногда чуть-чуть брешем», — ответил Цоколаев.Также он признался, что его уволили из государственной поликлиники, «потому что спустил с лестницы своего пациента». Цитируем:«Накануне он вызвал меня на дом. Вел себя так, словно я ему что-то должен, и при этом ссылался на свою тетю — помощницу депутата. Я его осмотрел, выписал лекарства, все как положено. И мы расстались на том, что он потом придет в поликлинику за больничным листом. С этого все и началось. Дело в том, что реорганизация поликлиник в Москве создала большие помехи в работе. Он был с моего филиала, но не был прикреплен конкретно к моему участку, и из-за этого получилась неразбериха. И вот когда он пришел ко мне в поликлинику, то оказалось, что его нет в базе данных, и он стал предъявлять мне претензии. Я признал свою вину и пообещал все исправить, но он настаивал на том, чтобы я все сделал в эту же минуту, а у меня прием ограничен семью-десятью минутами, в коридоре ждало своей очереди много людей. Я тогда сказал ему, что, если он хочет решить все прямо сейчас, пусть обращается к руководству. Он ушел, потом вернулся, а я уже осматривал женщину. Он зашел без стука, я стал объяснять ему, чтобы он вышел, но он не услышал меня. Начались взаимные оскорбления, а потом я просто не сдержался, и все. Вот и закончилась моя работа в государственном учреждении. На второй же день я нашел себе работу в частной конторе» (орфография сохранена. — Прим. ред.).Цоколаева отстранили от работы на время проверки. У себя в инстаграме он разместил несколько писем, направленных в больницу в его поддержку. Их авторы требуют восстановить врача в должности. Эти публикации комментируют так: «Зачем женщин бьешь? Не по-мужски», «Никто больше не пойдет лечиться к таким монстрам, угробили женщине с онкологией остатки здоровья, стыдобина», «Вы считаете, что благодарность за хорошо выполненную работу дает вам право избивать пациентов?» Некоторые интересуются, куда исчезли записи с камер наблюдения в ординаторской, и предлагают доктору опубликовать их.Мы связались с Цоколаевым. «Я не комментирую, спасибо, до свидания», — сказал он.В Минздраве Московской области ответили лишь на вопросы по поводу инцидента с Ольгой Спецовой. В ведомстве сообщили, что «проводится проверка компетентными органами». По ее итогам будет дана правовая оценка действиям врача и пациентки.
08:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...