Рязань в поиске идентичности: чем живет город и его жители

Фотография:
Рязань в поиске идентичности: чем живет город и его жители
<strong>МОСКВА, 30 сен — РИА Новости. </strong>В апреле 2021 года начнется всероссийская перепись населения, благодаря которой станет понятно, что за люди живут в стране. Согласно прошлой переписи, на одной лестничной площадке с нами, россиянами, порой соседствуют эльфы, хоббиты и даже джедаи. Впрочем, Россия большая, места хватит всем. Корреспондент РИА Новости отправился в Рязань с заданием разобраться, кто такие рязанцы, чем они живут, почему их зовут косопузыми, а также от чего здесь растут грибы с глазами и так ли городу нужны комфортные общественные туалеты.<strong>Есенин – пророк в своем отечестве</strong>Вид транспортной развязки на окраине города может утомить даже самых влюбленных в родные места: унылое пересечение многополосных шоссе, утром пробки на въезд, вечером – в область, выхлопы автомобилей не делают это место приятней. Участок поля между трассами никогда не пытались облагородить, никто даже не задумывался об этом. 1 сентября сюда с лопатой вышла совладелица турагентства и блогер Елена Абрамова и принялась за работу. За день она и две сотни волонтеров высадили деревьями и кустами лик поэта Сергея Есенина на площади 2,3 гектара. «Расти, наш Есенин! Расти, цвети, шелести!» – написала в своем блоге Абрамова.Поэт родился в селе Константиново, что в 40 километрах от Рязани, и давно стал одним из символов города и всего региона. Неудивительно, что именно поэта решили увековечить среди широких трасс Елена Абрамова и ландшафтный дизайнер Татьяна Лазарева. Блогер просто кинула клич в соцсетях с просьбой помочь купить 4 тысячи саженцев ив и посадить их. Она даже не удивилась, что люди так легко откликнулись. Уже несколько лет 1 сентября Абрамова с группой детей и их родителей высаживает аллеи первоклассников, поэтому и замахнулась на более крупную форму.Девушка немного теряется при ответе на вопрос, зачем ей это нужно. Подумав, объясняет, что таким образом не только развивается сама как человек и гражданин, но и пытается поменять родной город, привлечь туристов – для этого она даже устраивала фототуры для друзей со всей страны.И она старается сделать его еще уютней, не прибегая к помощи чиновников. Девушке без труда удается привлечь к своим проектам добровольцев. Да и видение уютной и туристически привлекательной Рязани у них разное.<strong>Грибы еще с глазами, но их уже не едят</strong>В июле этого года, пока мир пытался пережить карантин, в правительстве Рязанской области <a href=«admrzn.ru/informatsionnye-razdely/novosti/2020/:38418» target="_blank">обсуждали</a> «вопрос установки необычных информационных конструкций в виде грибов, которые будут исполнять роль гидов по городу». Целая комиссия, члены которой «имеют опыт и знания в сфере культуры и туризма», приняла проект. Чтобы эффект от грибов был помощнее, некоторых таких гидов планируют усилить дополненной реальностью. Вообще рязанские власти любят делать красиво, но получается не всегда. Например, в новогодние праздники 2019 года елка на главной городской площади не зажглась, хотя ее об этом просил Дед Мороз, приехавший из Великого Устюга, и собравшиеся жители. Официально это <a href=«ria.ru/20191210/1562220522.html» target="_blank">объяснили</a> тем, что она и не должна была загореться – для этого была поставлена елка в другой части Рязани. Однако рязанцы уверены, что дерево просто не успели или забыли нарядить. В те же дни на Лыбедском бульваре завалились две гигантские переливающиеся буквы, образующие слово «РЯЗАНЬ», остались стоять жалкие Р, Я, З и А. В тот год город получил почетный статус «Новогодняя столица России».Если Есенин – символ города, лицо с магнитика на холодильнике, то поговорка «В Рязани грибы с глазами, их едят, а они глядят» стала слоганом, который самим рязанцам порядком поднадоел. По легенде, байка про грибы появилась во времена ордынских нашествий. Татаро-монгольские отряды по пути в Москву успевали ограбить и сжечь немало деревень, поэтому местные дружинники научились отслеживать их появление по помятым и растоптанным грибам. Есть их местным жителям запрещали, ведь они служили сигнализацией.Экскурсовод Ксения Паначева слышала об идее грибных гидов, но пока не видела сами фигуры. «Это перебор», – так оценила идею девушка. Ее больше беспокоит отсутствие приличных туалетов, куда могли бы зайти не только туристы, но и сами рязанцы. Перед Новым годом на центральной площади установили современную кабинку, но она проработала только до конца праздников.«Туризм – это не грибы с глазами, не музеи и гостиницы. В первую очередь – благоустройство, то есть ровный асфальт, урны, из которых ничего не вываливается, комфортные туалеты и регулярная уборка. Я бы начала с того, что отмыла город и занялась благоустройством скверов и парков в историческом центре города», – говорит Паначева.Она уже пять лет водит экскурсии по городу, создала в VK популярное сообщество, где рассказывает интересные факты о нем. Раньше, по ее словам, в Рязани почти не было арт-объектов, одни только памятники древним героям на конях или советским вождям чаще на своих двоих. Недавно стали появляться новые формы.«Долгое время не было парковых скульптур, с которыми человек мог бы повзаимодействовать. Позже начали ставить кованые объекты, столики, скамейки, людям нравилось там фотографироваться, но потом это стало приобретать чудовищные формы. Конечно, все было обложено плиткой», – говорит Паначева. Фигуры грибов даже с глазами вряд ли станут привлекать гостей в город, хотя COVID-19 и подстегнул развитие внутреннего туризма, уверена экскурсовод. На ближайшие дни у нее запланировано множество экскурсий по ухоженному историческому центру, который со всех сторон уверенно зажимают новостройки из стекла и пластика. «Низкий дом без меня ссутулился», писал Есенин, и был не совсем прав: старую застройку часто просто сносят, не давая состариться.<strong>Город в активном поиске идентичности</strong>На центральном рынке города мужчина примеряет деловой костюм с отливом, стоя на картонке; сквозь ряды деловой одежды, поддельных кроссовок и нижнего белья он видит строящийся элитный дом. Вокруг рынка сегодня стоит уже несколько современных высотных зданий. На окраине города – как раз там Елена Абрамова с друзьями высадила лик поэта – вырастают целые микрорайоны нового жилья. Инфраструктура часто не поспевает за темпами трудолюбивых строителей.Дизайнер Григорий Хаустов считает, что такими темпами Рязань растеряет идентичность и станет похожей на любой другой обычный российский город – в облицовочной плитке. Он современный молодой человек: раздельно собирает мусор, носит яркую одежду, как любой дизайнер в Берлине, Москве или Нью-Йорке; про таких раньше говорили openminded. Администрация города не стремится сохранять историческую память или хотя бы консервировать старую застройку, а только зарабатывает, считает он.«Торговые центры и многоэтажки окупают себя быстро, а на объектах деревянного зодчества не заработаешь. А турист приезжает туда, где можно увидеть идентичность и с ней познакомиться. С таким бездействием у нас только кремль останется», – переживает Хаустов.Он смотрит на город глазами дизайнера, поэтому не может не обращать внимания на огромный объем визуального шума. На самом деле некоторое подобие дизайн-кода в городе принято, <a href=«admrzn.ru/informatsionnye-razdely/novosti/2020/:36060» target="_blank">документ</a> называется «Концепция размещения вывесок, рекламных и информационных конструкций». Администрация настаивает, что соблюдение этого акта обязательно для всех, однако ранее выданные разрешения на рекламные конструкции продолжат действовать до конца указанного в них срока. Например, разрешение на пять лет, полученное в конце 2019 года, будет актуально еще четыре года. Власти и до этого пытались регулировать рынок рекламных конструкций, но без особого успеха. Экскурсовод Ксения Паначева соглашается с мнением, что дизайн-код сделает город уютнее и привлекательнее. Несколько лет назад она вместе с группой чиновников прошла по своему туристическому маршруту, чтобы показать им городские фасады с позиции гида. «Ой, вывески. А мы на такие разрешения не давали», – развели руками чиновники при виде громоздкой конструкции на стене исторического здания.<strong>Рязань косопузая</strong>До конца не известно, когда появилась присказка «Рязань косопузая» – так характеризовали мужчин-крестьян, которые занимались плотницким делом. Топоры они носили за кушаком, от чего он провисал, создавая впечатление того самого косого пуза. Предприниматель Кирилл Пронякин занимается рекламным бизнесом и топором работает редко, хотя приходится делать всякое. Его компания с трудом переживает пандемию, поэтому все свое время он проводит в поиске заказчиков: днем созванивается с клиентами, а вечером и ночью своими руками монтирует рекламные конструкции. На сон остается несколько часов. На днях он прикручивал огромные пластиковые изображения хинкали и шашлыка на фасад здания дореволюционной постройки, здесь открывается чебуречная в советской и одновременно восточной стилистике – например, колонны в помещении напоминают минареты.«Я люблю этот город вязевый, // Пусть обрюзг он и пусть одрях. // Золотая дремотная Азия // Опочила на куполах», – напевает Кирилл и сверлит новую дырку, ведь хинкали иначе не повесишь. Предприниматель признается, что рад был бы делать что-то более искусное и сложное, но спрос есть только на «хинкали». Да и выбора нет. Пронякин пытался получить от государства субсидию в рамках помощи бизнесу, пострадавшему от COVID-19, но в налоговой инспекции ему отказали, так как эта сфера предпринимательства не вошла в перечень пострадавших. «То есть стоматологическая клиника, которой я вывеску делал, пострадала, а я нет, палатка с шаурмой, которую я оформлял, тоже получила субсидию, а я нет. Тогда, может, и налоги мне платить не надо, если в случае чего я не получу помощи?» – возмущается бизнесмен. Его компания оформляет не только заведения общепита, но и городские праздники, например, он сделал доску почета в центре Рязани. Заказы от чебуречных поступают чаще.Пронякин мечтает накопить достаточно денег, прикупить в городе недвижимости и переехать на остров Пхукет, хотя он там пока не бывал. Он откроет кафе и мастерскую по изготовлению досок для серфинга, необходимые навыки уже получены из видео в сети. Жить планируется на ренту от сдачи недвижимости, а кафе и мастерская – для души, чтобы не скучать по русской кухне.Один из немногих жителей города, кто пока всем доволен, – продавец шаурмы Усман. Он приехал из Узбекистана несколько лет назад, но уже успел построить успешный бизнес на шашлыках, самсе и шаурме. Он носит красивую ухоженную бороду и аккуратно укладывает волосы. В ближайшее время Усман планирует уехать в США и открыть ресторанчик узбекской кухни. На вопрос, не страшно ли уезжать в никуда, не имея связей, он отвечает: «Так я и сюда приехал на пустое место».Долгое время Усман с женой изучает английский язык и выбирает, где бы остановиться; в приоритете штаты Колорадо и Флорида. Пока у них нет загранпаспортов, виз, разрешений на работу и грин-карты, впрочем, и сомнений в успехе будущего кафе тоже никаких. Расстраивает лишь, что из-за пандемии пришлось переносить планы. «Мне здесь просто ..., адски скучно», – объясняет продавец шаурмы.<strong>Расти, наш Есенин, цвети и шелести, а мы поехали дальше</strong>Автобус с бабушками-дачницами проезжает мимо свежепосаженного Есенина. Через заляпанное окно их белые платочки можно принять за панамы целого пионерского отряда. Бабушки, зажав коленками саженцы, обсуждают насущные проблемы: тарифы растут, пенсии не растут, внуки грубят, хорошо хоть год выдался яблочным. А проблемы блогеров, предпринимателей или дизайнеров их интересуют крайне мало.
08:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...